Форум » Антифашистское искусство » Антифашистское кино о фашистах » Ответить

Антифашистское кино о фашистах

Скарлатина: Проблема фашизма, преступлений на национальной почве в России сегодня крайне актуальна. Бритоголовые давно объединяются в стаи и не чураются в своей «идейной» борьбе самых жестких методов. Режиссер Павел Бардин снял фильм о неонацистах «Россия 88» и был приглашен с ним в программу «Панорама» престижнейшего Берлинского кинофестиваля, а на международном фестивале дебютов «Дух огня» в Ханты-Мансийске получил специальный приз жюри и приз Гильдии критиков. «Россия 88» («88» – зашифрованное «Хайль Гитлер!») – «псевдодокументальная» картина о банде фашистов, как бы снятая на видеокамеру одним из членов банды, закомплексованным пареньком еврейского происхождения, который таким образом вытравляет свое еврейство. В интервью «Новым Известиям» Павел БАРДИН рассказал о том, что его заставило взяться за столь скользкую и небезопасную тему. – Трудно было набрать исполнителей на роли скинхедов? – Актеры на главные роли были определены заранее, и сценарий писался в расчете на них. Учителя ОБЖ Климента Климентовича сыграл наш друг под псевдонимом Арчибальд – мы давно договорились, что он снимется в моем фильме. Ядро участников привел Петр Федоров – исполнитель главной роли Штыка – это его сокурсники по Щукинскому училищу. Марина Орел, сыгравшая подругу Штыка Марту, пригласила почти всех взрослых из Театра на Малой Бронной. Мой товарищ Анзор позвал кавказцев. Он же нашел самого колоритного персонажа фильма – человека со свастикой на шее. Остальных добирали обычным путем – по объявлениям. – А настоящих скинхедов вы могли бы снять? – Не хотелось портить атмосферу на площадке. Мы все жили одной жизнью, и реальные нацисты в нее бы не вписались. Кроме всего прочего, их смутило бы большое количество лиц неславянской наружности. Хотя мне показалось, что один такой парень пришел – день покрутился и исчез. Думаю, почуял что-то не то. – Но какой-то опыт общения со скинхедами у вас есть? – Был лет 15 назад, когда мне было 17. Сейчас таких связей у меня нет. Правда, в кино работает довольно много бывших скинхедов – осветителями, рабочими-постановщиками... Если знаешь некоторые приметы, этих людей можно опознать. Их больше, чем кажется тому, кто не соприкасался с этим миром. Потом нам организовали одну встречу с настоящим бритоголовым, и мы убедились, что правильно представляем себе их образ мыслей и повадки. – Что же было основным источником ваших познаний об этой среде? – Интернет. В нем содержится огромное количество самой разнообразной информации, в том числе исходящей от самих скинхедов. Вопрос лишь в том, чтобы ее переработать и осмыслить. Я набрал материала страниц на 300 и давал интересовавшимся выжимку страниц в 70. – Как писался сценарий? – Я написал сюжет и большую часть сцен, в том числе историю с убийством сестры и ее парня-кавказца. – Под Шекспира сделали? – Ну да, это как если бы Тибальд убил Ромео. Это придумалось после похода на Черкизовский рынок. Потом мы с Петром стали их проигрывать. Что-то сокращали, что-то дописывали, что-то исправляли. Он полноправный соавтор. То, что все писалось под конкретных людей, сильно облегчало работу. – В фильме нет титров. Это продиктовано главным приемом – имитировать видеодневник скинхеда? – Да, конечно. – Прием довольно редкий. Где вы его подсмотрели? Не в «Ведьме из Блэр»? – Нет. Был такой черно-белый бельгийский фильм, название которого я не помню. Что-то вроде «Дневника убийцы». Он мне запал в голову. Сначала я хотел снять нечто вроде дневника наркомана, но не нашел продюсеров. Однако идея осталась, поскольку этот ход позволял сделать малобюджетный фильм. Я же понимал, что больших денег мне не найти. К тому времени уже функционировал сайт YouTube, на котором полно видеодневниковых роликов. При этом камера может включаться, выключаться, показывать снимающего, передавать его эмоциональное состояние и так далее. – А вы сами могли бы сыграть скинхеда-хроникера? – Нет, у меня фактура не та, более крупная и крутая, чем надо. Я где-то на полдороги между ним и Штыком, которого сыграл Петр. – Вы часом не смотрели «Фанатика» Генри Бина? – Нет, все-таки «чукча – писатель», но я знаю, о чем этот фильм, и понимаю, о чем вы. И я смотрел много других фильмов – в частности, «Американскую историю Х» с Эдвардом Нортоном. Но мы смотрели их больше для того, чтобы не повторяться и сделать по-другому. Хотя, конечно, определенное сходство между героем Бина и нашим хроникером есть. Я придумал маленького человечка с комплексом Наполеона и подумал, что, если бы он пришел к власти в такой организации, это был бы страшный человек. А сейчас он смешон. – Вы включили в картину ряд интервью, в которых Штык проводит уличный опрос на тему, как люди относятся к лозунгу «Россия – для русских». Это ведь документальные интервью? – Да. Мы сняли их потому, что российские СМИ уделяют национализму очень мало внимания, а нам хотелось показать остроту этой проблемы. Нам хотелось вытащить этих людей на экран, показать обществу, власти и им самим. – Как вы делали эти интервью? – У меня есть кое-какой журналистский опыт, я объяснил Петру, что требуется, и мы пошли в народ. – То, что попало на экран, – репрезентативная выборка? – Нет. Но она все же свидетельствует о том, насколько национализм пустил корни в нашем обществе. Когда мы снимали в электричке, Дандуряна (оператор. – «НИ») просто шокировало то, сколько людей разделяют лозунг «Россия – для русских». А ряд интервью на Пушкинской площади нам пришлось отправить в корзину, потому что там Петра узнавали, и это было видно в кадре… – Среди зрителей фильма были скинхеды? – Пока нет. Но мы с удовольствием читаем блоги. Я думаю, что это не те люди, которые ходят с ножами по темным улицам. Но они интенсивно обсуждают фильм, которого не смотрели, и судят о нем по интервью, по плакатам, по пересказам. Больше всего их напрягает состав участников – они подозревают, что среди нас много людей, которых надо бы побить. Им бы хотелось, чтобы картину сняли настоящие арийцы. – Вы представляете себе реакцию типичного скинхеда на ваш фильм? С какого момента он вызовет у него неприятие? – Это зависит от его наблюдательности. Ведь наши персонажи довольно глупы. Так что, если скин наблюдателен, фильм ему сразу не понравится. Если ненаблюдателен, картина может нравиться ему до самого конца, но самый конец ему, как вы понимаете, понравиться не может. Поэтому мы не боимся, что нашим героям кто-то захочет подражать. – Как вы собирали деньги на картину? – Наш товарищ и сопродюсер Василий Соловьев сказал: «Давайте начнем, а деньги будут». Мы сделали псевдо-DVD фильма и показывали потенциальным спонсорам. Этого хватило на подготовительный период, потом Василий вложил свои деньги, потом я – свои, а на стадии постпродашн нас подхватили Анна Михалкова, Александр Роднянский, Гия Лордкипанидзе, Александр Шейн. Вплоть до окончания чернового монтажа – он не сильно отличается от белового – работа стоила 86 тысяч долларов. Группа работала без гонорара, тратили только на кинопроцесс и на еду. – При таком бюджете у вас есть шанс окупиться в прокате. – Признаться, хотелось бы. – А что ТВ – проявило интерес? – Этим занимаются наши продюсеры. Они предоставили нам полную свободу творчества, а мы им полную свободу дистрибуции. – Как вам понравилась реакция берлинской аудитории? – Очень понравилась. Немцы четко понимают, что такое экстремизм и что такое нацизм. Это у них продумано и перереварено. Многое стало ясно, когда фильм прошел отборочную комиссию. Если бы не прошел, был бы повод призадуматься, не переборщили ли мы. Но реакция была очень позитивная. Ни одного провокационного вопроса. На каждом показе кто-то обязательно спрашивал: неужели это правда, что в стране, пострадавшей от фашизма, появляются собственные фашисты? У них это не укладывается в голове. Еще были вопросы русских эмигрантов, которые из чувства ложного патриотизма говорили, что мы преувеличиваем. Были несколько человек, которые догадались, что фильм художественный лишь тогда, когда Петр вышел на сцену и стало ясно, что он не настоящий неонацист, а настоящий актер. – Что происходит со скинхедами, которые выходят из молодежного возраста? – Таких скинхедов, каких мы показали в первой половине фильма, уже почти нет. Они переоделись, отрастили волосы и мимикрировали под обычных людей. Вообще, повзрослев, они уходят в праворадикальные движения типа НСО или СС – «Славянского союза», существование которых в легальном политическом поле невозможно. Внедряются в разные структуры – в бизнес, во власть. Скинхеды как таковые – лишь малая часть националистического движения. – Какие побуждения объединяют всю эту массу? – Все они ненавидят желтых, черных, косоглазых, носатых и вообще всех лиц неславянской наружности. На уровне политических лозунгов – идея жесткого иммиграционного порядка. В головах жуткая каша – тут и Гитлер со Сталиным, и православие, и нордическая мифология и, конечно же, язычество. Убивая инородцев, они как бы приносят жертвы своим богам в надежде, что те как-то оградят их от грядущих бедствий. Конечно, сами они так не думают, но найти разумное объяснение этим убийствам невозможно. ВИКТОР МАТИЗЕН http://www.jewish.ru/news/cis/2009/03/news994272127.php

Ответов - 4

A.L-A : reuters Об этом сообщил в эфире радиостанции "Эхо Москвы" режиссер и сопродюсер фильма Павел Бардин. По его словам, решение об отмене показа "принимала администрация кинотеатра, а не фестиваля "Кинотеатр.doc", в рамках которого должен был показываться фильм", повествующий о молодых российских фашистах и стилизованный под реальные видеоролики, которые выкладывают националисты в интернете. "Никаких внятных объяснений от администрации кинотеатра я не получил", - сказал П.Бардин. По его словам, появилась информация, что показ отменили из-за отсутствия копии кинофильма. Однако, как отметил режиссер, сам он присутствует в кинотеатре, копия у него при себе, поэтому "технически показ мог состояться". П.Бардин отметил, что "около кинотеатра был автобус с ОМОНом, были представители различных силовых структур". "Я с ними общался, они не против показа, они его не запрещали, - рассказал режиссер. - Есть история, что якобы могла быть провокация скинхедов, которые собирались приехать, но если они собирались поехать, то какой смысл отменять показ - они бы напали на зрителей какого-нибудь другого фильма". П.Бардин отметил, что ему хотелось бы "понять, по собственной инициативе" администрация кинотеатра сняла фильм с показа "или им кто-то позвонил, или бумага есть официальная". "У нас есть прокатное удостоверение, поэтому фильм может быть официально показан на территории страны с ограничением по возрасту до 18 лет", - подчеркнул режиссер. П.Бардин добавил, что зрители "очень недовольны тем, что показ отменили". "Там очень много было забронировано билетов. Некоторые до сих пор ждут, что показ, может быть, состоится, - сказал режиссер. - Зрители говорят, что если мы готовы бороться за показ, они готовы бороться вместе с нами. Но я не знаю, с кем бороться и как". В то же время, по словам режиссера, несмотря на сегодняшнюю отмену показа, фильм в прокат выйдет. Полная версия: http://echo.msk.ru/news/586421-echo.html

A.L-A : «Яблоко» считает необходимым показ в Москве художественного фильма про российских наци-скинхедов 18 апреля в Москве был отменен показ антифашистского фильма режиссера Павла Бардина «Россия-88», рассказывающего о нравственном тупике молодого скинхеда. Администрация кинотеатра «Ролан» отказалась от демонстрации фильма из-за возможных провокаций нацистов. «Этот факт – лишнее доказательство актуальности и значимости вопросов, которые ставят создатели фильма», - сообщает пресс-служба партии «Яблоко». Московское «Яблоко» считает выход кинокартины на тему современного фашизма социально значимым событием, направленным на духовное оздоровление общества, противодействие экстремизму и ксенофобии. «Абсолютно недопустимо, чтобы показ антифашистского фильма срывался из-за угроз нацистов, чтобы отморозки и преступники диктовали культурную и просветительскую политику в городе», - отмечается в сообщении. «Яблоко» предлагает департаменту культуры Москвы взять на себя организацию показа фильма «Россия – 88» через сеть кинотеатров ГУК «Московское кино», Департаменту семейной и молодежной политики способствовать просмотру этого фильма молодежь, Департаменту рекламы, информации и оформления города Москвы оказать информационную поддержку фильму, а городскому телеканалу ТВЦ показать фильм «Россия-88» в своем эфире после его проката в кинотеатрах. http://www.cinform.ru/index.php?ids=121&sub_id=20288

A.L-A : МБПЧ сообщает О суде над фильмом Павла Бардина Как сообщил самарский представитель Московского бюро по правам человека Виктор Долонько, сегодня, 14 января, в 10:00 в Самарском районном суде городского округа Самары начались слушания по поводу признания экстремистским художественного фильма П.Бардина «Россия 88». В 10:00 они начались, а в 10:15 завершились. Прокуратура отозвала свои претензии к картине. Фарс, невольными свидетелями и участниками которого мы были на протяжении последних полутора месяцев, завершился. «Система» дала сбой, столкнувшись с единодушными возмущениями творческой интеллигенции и правозащитников. В конце декабря прошлого года члены Общественной палаты РФ Александр Брод и Алла Гербер, ряд правозащитников выступили с заявлением в защиту фильма. В нем, в частности, говорилось: «Режиссёр Павел Бардин снял кинофильм «Россия 88». Это фильм о российских наци-скинхедах. В последние годы молодёжные фашистские банды резко активизировали свои действия. Они прибегают ко всё более жестокому насилию, систематически избивая и убивая тех, кого считают «расово неполноценными». Число их жертв, насчитывающих многие десятки, всё время растёт. Понятно, что скинхеды представляют собой прямую угрозу безопасности России. Фильм Бардина, эмоционально и ярко рассказывающий об этой угрозе, мог бы сыграть серьёзную роль в осознании её нашим обществом. Фильм Бардина – художественный, стилизованный под документальный. Но он вызывает чувство отвращения к российским неонацистам и заканчивается мартирологом – списком их жертв (80 человек за один только 2008-й год). Если следовать логике самарского прокурора, надо срочно запретить и «изъять из гражданского оборота» «Обыкновенный фашизм» Ромма, «Семнадцать мгновений весны», десятки, если не сотни, других российских фильмов, а также западную киноклассику – «Диктатор» Чарли Чаплина, «Нюрнбергский процесс» Стэнли Крамера, «Рим – открытый город» Роберто Росселини, «Гибель богов» Лукино Висконти, «Кабаре» Боба Фосса, «Амаркорд» и «Рим» Федерико Феллини, «Конформист» Бернардо Бертолуччи и т.д. и т.п. Между тем нацистская литература, издающаяся массовыми тиражами, продаётся в России повсюду и экспонируется на книжных выставках. И никто её не запрещает. Настоящая нацистская пропаганда (по радио, в Интернете, на «русских маршах») никем не пресекается». Самарская областная прокуратура отозвала претензии к фильму П.Бардина по требованию Генеральной прокуратуры. «Материалы дела переданы в генеральную прокуратуру. Как оказалось, экспертизы по фильму «Россия 88» были проведены во многих регионах. Результаты экспертиз разнились. Генеральная прокуратура приняла решение собрать материалы дел из регионов, возможно, провести еще одну экспертизу и решить ситуацию с данным фильмом», - сообщила пресс-секретарь прокуратуры Самарской области. «Откровенно говоря, дело об этой картине не стоит выеденного яйца. Уверен, что не только квалифицированный эксперт, но и любой человек с высшим образованием способен оценить степень ее «экстремизма». Налицо элементарное непонимание специфики киноискусства, либо чей-то заказ, либо желание выслужиться и поставить для отчетности галочку, что с экстремизмом ведется борьба», - подчеркнул в интервью «Интерфаксу» директор Московского бюро по правам человека А.Брод.

A.L-A : к начиналось дело В декабре 2008 года судье Самарского района г.Самары Бочкову Л.Б. было направлено письмо-ходатайство помощника прокурора области Плетнева М.Н. (полный текст ходатайства на www.russia88.ru). В нем сообщалось, что «в ходе проведенных УФСБ области оперативно-розыскных мероприятий» «установлены» граждане Валеев О.Р. и Рустамов Р.А., которые приобрели видеофильм «Russia 88» в свободной продаже и «в ходе опроса» пояснили, что по их мнению, материалы фильма «содержат призывы к разжиганию межнациональной вражды и могут способствовать совершении преступлений на межнациональной почве». Далее помощник прокурора информировал судью, что профессор кафедры русского языка Самарского университета Ш.А. Махмудов произвел экспертизу видеофильма и установил, что в нем содержатся высказывания, направленные на разжигание ненависти и вражды по национальному признаку, пропагандирующие национальную исключительность, а также «содержатся смыслы, которые могут восприниматься» как призывы к распространению националистических и экстремистских взглядов, и как призывы к экстремистской деятельности, а именно к «насильственному изменению конституционного строя». Вследствие чего прокуратура просит суд признать фильм экстремистским и изъять из продажи. Таким образом, в письме помощника прокурора утверждается, что при проведении неких мероприятий, цель которых не указана, оперативники обратили внимание на фильм «Россия 88», нашли и допросили двух купивших его лиц, заказали экспертизу и после получения ее результатов забили тревогу. Поверить этому может только очень наивный человек. Чтобы найти фильм в залежах видеопродукции, и отыскать его покупателей, оперативники должны были получить четкие указания, что и кого именно им искать, и что именно с них спрашивать. Нетрудно догадаться, что эти указания, они получили от прокуратуры, а прокуратура – от более высокой инстанции, поскольку все прочие предположения – например, что самарская прокуратура систематически изучает продаваемую видеопродукцию, или что она способна проявить такое рвение по запросу какого-нибудь рядового гражданина, совершенно неправдоподобны. Предыстория Уже в начале 2008 года прошел слух, что «Россией 88» очень недовольны в высоких кругах, причем особое неудовольствие вызвали два эпизода. В одном их них скинхеды при визите милиционера быстро поворачивают к стене портрет Гитлера, и на его оборотной стороне оказывается портрет Путина, а в другом появляется представитель власти, который недвусмысленно покровительствует русским фашистам. Недоверчивые люди тут же сказали, что слух запустили для пиара сами создатели фильма, однако я имел случай убедиться в том, что он возник не на пустом месте. Дело в том, что в феврале 2008 г. на фестивале в Ханты-Мансийске представители Гильдии киноведов и кинокритиков присудили свой приз фильму Бардина, и я, как президент Гильдии, по традиции должен был вручить его на церемонии торжественного закрытия кинофестиваля. Однако утром накануне церемонии представительница пресс-центра фестиваля неофициально сообщила мне, что губернатор области настроен против этой картины, а вслед за ней руководство фестиваля извиняющимся тоном, но весьма настойчиво попросило меня не выходить на сцену, чтобы не навлечь на фестиваль тяжелых последствий, и не поднимать из-за этого шума. На первое я вынужден был согласиться, но молчать об этом инциденте не стал. «Экспертиза» Махмудова То, что прокуратора Самары обратилась с просьбой дать заключение по фильму к профессору кафедры русского языка, вызывает крайнее удивление, поскольку не составляло труда запросить экспертизу у специалистов по кино из ВГИКа или НИИКа. В своем чрезвычайно объемном заключении (оно полностью вывешено на том же сайте www.russia88.ru) профессор подробнейшим образом рассмотрел высказывания молодых фашистов, которые являются персонажами фильма, и пришел к глубокомысленному выводу об экстремистском характере этих высказываний. Кроме того, он заключил, что эпизод с представителем власти, поддерживающим скинхедов, может внушить зрителям картины мысль о том, что «это двуличное правительство пора свергать». Заключение ученого профессора относительно экстремистского характера фильма не выдерживает критики, поскольку делать подобные выводы только на основе анализа языка персонажей, но без анализа языка кино, которым говорит фильм, и без рассмотрения позиции его авторов совершенно некорректно. О подразумеваемой логической цепочке «в фильме изображен двуличный представитель власти» - «фильм изображает власть как двуличную» - «двуличную власть пора сменить насильственным путем» нечего и говорить, поскольку по этой логике следует запретить все фильмы, в которых выведены «плохие» представители власти, будь то милиционеры, чиновники или депутаты Госдумы и вообще все фильмы социально-критического направления. Ситуация Азы искусствоведения гласят, что для оценки направленности художественного произведения нельзя обойтись без анализа его эстетической системы и присутствующей в нем авторской позиции, которая часто выражается опосредованно, без непосредственного включения авторского голоса или текстового комментария, дающего оценку героям и событиям. На сцене или на экране может не быть ни одного «положительного» героя, как в «Ревизоре» Гоголя, в «Американской истории Х» или в «Фанатике», но это вовсе не значит, что авторы стоят на стороне сил зла и пропагандируют зло. Эти азы не стоило бы повторять, если бы в последнее время не участились рецидивы преследования произведений, основанные на реальных или сфабрикованных протестах зрителей. Многим памятно позорное дело против разгромленной религиозными экстремистами выставки «Осторожно, религия!», когда специально подобранные эксперты-искусствоведы проявили откровенную тенденциозность, а суд отштрафовал не погромщиков, а организаторов выставки. Сейчас на наших глазах разгорается другой скандал – департамент образования Москвы, санкт-петербургские коммунисты и представители педагогической общественности требуют снятия с экрана телесериала «Школа» Валерии Гай Германики и намереваются подать в суд на его авторов. И нет никакого сомнения в том, что найдутся «ученые», готовые признать этот сериал «диверсией» (глава департамента употребила именно это слово) против российской системы образования и попыткой подрыва российского общественного и государственного строя, которая может вызвать желание насильственно свергнуть этот этой. Словом, статьи 190 и 70 УК СССР, исключенные из УК РФ, снова в обиходе. О действительной направленности фильма «Россия 88» Один из двух главных героев картины – закомплексованный и жалкий еврейский юноша-радикал, напоминающий героя фильма Генри Бина «Фанатик», участвовавшего в конкурсе ММКФ. В «Фанатике» тоже не было положительных героев, однако это не помешало членам жюри правильно понять и оценить ее пафос как разоблачительно-антифашистский. Второй герой – оголтелый русский националист, который в бессильном бешенстве убивает свою сестру, полюбившую кавказского парня, и кончает жизнь самоубийством. Уже из этого краткого пересказа ясно, что ни один из них не может послужить объектом для подражания даже для незрелых юнцов, готовых влиться в ряды экстремистов. Звучание фильма определяется вовсе не тем, что говорят персонажи, а в проявленном в его художественное строе авторском отношении к лозунгам персонажей и к их социальному поведению. Это отношение – устойчиво отрицательное, иногда брезгливое, иногда издевательски-сочувственное. Даже проф. Махмудов в ходе разбора сцены с собакой героя (по имени «Зиг», по-немецки – победа) заметил, что словесный пафос героев снижается и опровергается изображением, но ведь это происходит не в одном-единственном эпизоде, а постоянно. Беспощадно демонстрируемые авторами фильма убогая обстановка, которую создают вокруг себя герои, их моральное убожество, косноязычие и выпирающие комплексы служат разоблачению движения бритоголовых, но никак не его лакировке и возвеличиванию. Достаточно посмотреть фильмы с нацистской авторской позицией – «Юный гитлеровец Квекс» и другие, которые реально пропагандируют фашизм, чтобы понять: эстетика этих картин разительно отличается от эстетики фильма «Россия 88». В пользу того, что фильм – антифашистский, свидетельствуют также многочисленные высказывания его создателей, осуждающие национализм, и то, как он был воспринят разными общественными группами. По отзывам в Имхонете и на других сайтах: отчетливо видно, что националистически настроенные зрители картиной недовольны, а люди непредвзятые характеризуют ее как безусловно антифашистскую. То, что ее премьера состоялась на Берлинском кинофестивале, известном своей антифашистской направленностью, говорит о том же, равно как и приз «Событие года», которым ее отметила Гильдия киноведов и кинокритиков России. Нелишне добавить, что, будь «Россия 88» экстремистским фильмом, российские фашисты тут же подняли бы его на щит. Между тем их отношение к фильму – негативное. Эпилог Из всего сказанного напрашивается вывод, что работники прокуратуры либо беспредельно наивны, либо стремятся возвести на картину заведомо ложное обвинение, то есть сознательно заводят дело против антифашистской ленты, поскольку сами придерживаются националистических взглядов. Согласно последним известиям, самарская прокуратора отозвала иск из самарского суда и передала материалы в Генеральную прокуратуру, представитель которой уже заявил, что у них имеются «независимо проведенные в двух субъектах Российской Федерации исследования, содержащие выводы о наличии в данном произведении признаков экстремизма». Что это за «исследования», можно судить по трактату профессора Махмудова. Передаст ли Генпрокуратура дело в суд, и каково будет решение суда, если он состоится, можно лишь гадать, но следует со всей определенностью заявить, что судебный вердикт против антифашистской картины будет свидетельствовать лишь о том, что российское государство сделало шаг назад к тоталитаризму. 18.01.10 18:18 http://www.russ.ru/pole/Process-protiv-antifashistov



полная версия страницы