Форум » Хроника антифашистского сопротивления » Об очередном "Русском " марше » Ответить

Об очередном "Русском " марше

A.L-A : Хотят маршировать, сидя на двух стульях и пороховой бочке (Организаторы «русского» марша заявили, что «экспрессивные лица» с предыдущих маршей потом поедут в Сколково) Националисты всех мастей, в очередной раз вознамерились провести так называемый Русский марш, который, судя по тому, как он проводится из года в год, является антирусским маршем, так как позорит Россию и русских. Из года в год на «русских» маршах наблюдаются зигующие молодчики, выкрики «Хайль Гитлер!», свастики на флагах, ксенофобские лозунги и плакаты, и всё это в столице страны, понесшей огромные жертвы в борьбе с фашизмом. Однако, свою ежегодную «маршировку-фаршировку» наци пытаются приодеть, а вернее замаскировать поприличнее. Оказалось, что выкрики «зиг хайль», свастики и свастикоподобные символы, призывы к чистоте крови, матерные ругательства в адрес других народов и рас «заводят» в основном лишь самих участников этих фаршомаршей. Заметив, какое отвращение и осуждение вызывают у нормальных людей сообщения об убийствах, совершённых российскими неонацистами, их откровенно фашистские лозунги, организаторы «фаршей» решили поменять тактику. Теперь они решили прикинуться борцами за гражданские свободы и т.д. По замыслу его организаторов, требованием очередного марша вместо призывов к чистоте крови станут призывы «Вернуть русским людям отнятые у них гражданские свободы: неприкосновенность личности, свободу совести, слова, собраний и союзов». Как-то внезапно господа националисты вдруг забыли, что ещё вчера гражданские права и свободы объявлялись ими западным либеральным вымыслом (или, как они любят говорить, вымыслом «либерастов» и «толерастов»), чуждым русскому национальному духу. Так и видятся фашиствующие скинхеды, сидящие на семинаре на тему «О неприкосновенности личности»... Во время пресс-конференции в Москве "Русский марш 2010" президент РОДа Константин Крылов сказал, что демократические свободы были дарованы русскому народу ещё Манифестом 17 октября 1905 года, изданном императором Николаем II, "единственным законным и на сегодняшний день правителем России" и на Русским марше русские требуют законных демократических свобод. При этом из выступлений на конференции можно было понять, что «свободу совести, слова, собраний и союзов» они понимают, как свободу исключительно «для себя любимых». По мнению участников пресс-конференции, после снятия Юрия Лужкова наметились нехорошие тенденции: например, сразу же разрешили так называемый "гей-парад", который не позволял проводить Лужков. Так что же, фаршировщики за свободу собраний или против? Не следует ли им слезать с одного из стульев? Так же участники «фарша 2010» потребуют «Провести гласную судебную и тюремную реформу, а также реформу правоохранительных органов под контролем общества», «Освободить узников совести — русских политических заключенных». Понятно, что нерусским политзаключённым ничего не светит, реформы не для них. При этом организаторы «фарша 2010» лицемерно заявляют, что они якобы, действуют в интересах русского народа и коренных народов России. Одно из очередных их требований: «Прекратить платить дань республикам Северного Кавказа», «вместо потёмкинских деревень Сочи и безумных планов грандиозных инвестиций в республики Северного Кавказа — приступить к разработке и реализации программ развития русских регионов». При этом внезапно как-то забыли, что народы Северного Кавказа являются коренными народами России. Конечно, так заманчиво, измученным кризисом людям, указать как на главную общественную проблему, на проблему инвестиций в Северный Кавказ и Сочи. Тем более, что действительно инвестиционная политика властей в целом заслуживала и заслуживает критики. Глядишь «под сурдинку» о критике властей пройдёт и главное блюдо, т.е. «национальная ненависть», в том числе и ненависть к кавказцам и мигрантам из бывших республик СССР. Вот оно скромненько в середине требований: «Отказаться от политики замещающей миграции, ввести визовый режим со странами Средней Азии и Закавказья, прекратить практику раздачи паспортов иммигрантам». Тут же и «старый паштет», многократно жёванная ими тема: «Отменить ст.282 УК РФ и соответствующую правоприменительную практику».* Вот как заворачивают коричневое содержимое в яркую конфетную обёртку критики властей и борьбы за гражданские права! При этом если власть не выполнит их требования, то они (ух!) поставят вопрос о выражении недоверия к Правительству и Президенту Российской Федерации, Досрочном роспуске Государственной Думы, как органа, не отражающего волю народа, и избранного с многочисленными нарушениями законодательства и Скорейшем созыве правительства народного доверия. Прямо-таки «революционеры»! При этом из слов организаторов «русского марша 2010», вытекает, что фашиствующие молодчики с предыдущих маршей, это основа будущей модернизации страны, то есть фактически опора Президента и его планов. Так открывший пресс-конференцию Владимир Ермолаев, сказал, что Русский марш и технологическая модернизация России - это явления одного порядка. "Если посмотреть фото с прошлых маршей, можно увидеть экспрессивные лица. Не стоит этого бояться, – сказал Владимир Ермолаев. – Это студенты, будущее нашего народа. Они потом поедут в Сколково и будут делать модернизацию. "Слава России" не надо понимать вульгарно, не нужно за этим видеть призывы к свержению власти или анархии". Вот так! И к Президенту, и к государственной программе модернизации подлизались, и «борцами с системой», «народными заступниками» прикинулись. И оба стула одинаково нравятся! Глядя на потуги современных наци, их попытки расползтись на два противоположных стула нельзя им отказать в грандиозности их седалищных намерений и аналогичной хитрости. Ведь нельзя забывать о том, что именно провал социальной политики, осуществлявшейся последними кабинетами Веймарской республики, резко сократившими расходы на социальную сферу облегчил Гитлеру приход к власти. Ещё Г. Димитров, отмечал, что именно маскировка социальной демагогией дала возможность фашизму увлечь за собой определённые социальные группы. Однако никакая социальная политика и социальная демагогия не смогла удержать от краха Третий рейх. «Пороховая бочка лжи», на которой построено здание фашистской идеологии, в конце концов рванула. Правда открылась, но для многих слишком поздно и огромной кровью. Сегодня у человечества достаточно знаний и опыта, чтобы снова не дать увлечь себя маскировочными мероприятиями фашизма, рядящегося в актуальные социальные одежды, но воспользуется ли оно этим опытом, зависит от того, сколько людей вовремя вспомнит наказ: «Люди, будьте бдительны!» Не обманулся сам, не дай обмануть другого!

Ответов - 5

Уксус: А где и когда марш? Реальна хоцца получить много впечатлений

Скарлатина: Г.Кожевникова: «Идея "Русского марша" выдохлась» Наступил ноябрь, а значит, приближается одно из самых резонансных событий этого месяца - «Русский марш». Как «Чемпионат мира по футболу-2018» победил «Русский марш-2010»? Какие регионы стали точками роста ультраправого движения? Какова связь между националистами и «Приморскими партизанами»? Помогли ли движению антифа июльские события у администрации Химок? Кто на самом деле стоит за борьбой против строительства мечети в столичном районе «Текстильщики»? Какова новая тактика властей в отношениях с националистами? И каков главный тренд нынешнего года для ультраправого лагеря? Об этом и не только обозревателю Рабкор.ру Михаилу Нейжмакову рассказала заместитель директора Информационно-аналитического Центра «Сова» Галина Кожевникова. Чемпионат по футболу победил «Русский марш»? Галина Владимировна, 4 ноября должен состояться очередной «Русский марш». Это, ко всему прочему, своеобразный смотр ультраправых сил. Какую из националистических организаций в России можно назвать наиболее влиятельной на сегодня? Я боюсь, что на сегодняшний день из публичных организаций - ни одну. С ДПНИ все было понятно еще в прошлом году. Но тогда ей удалось использовать конфликт вокруг ТЦ «Москва». Сегодня же кризис этого движения еще более очевиден.Оно растеряло весь актив, который только можно было растерять. Видимо, там остались только те, кто по каким-то причинам не может перебежать в другие организации. За Дмитрием Демушкиным (экс-лидером признанного экстремистским «Славянского союза», ныне скромно именующим себя «представителем «Славянской силы») давно уже никто не стоит. И очень похоже, что все его действия за последний год были направлены на то, чтобы спровоцировать власти на преследование его лично и его организации. Цель - хоть как-то поднять свой авторитет и создать себе образ политически гонимых людей. Причем пока Демушкин выступал с какими-то заявлениями, которые вполне можно было бы расценить как призывы к вооруженной борьбе, власть не реагировала. Но как только он вмешался в социальный конфликт (вокруг поселка «Речник»), его организация тут же была признана экстремистской. «Русский образ» после истории с арестом Тихонова и Хасис и серии обвинений в растрате денег, собранных на помощь неонацистам, обвиняемым в тяжких преступлениях, тоже находится в кризисе. В целом они сейчас переориентируются на социальные проекты, чтобы хоть как-то сохранить актив. К тому же, «Русский образ» никогда и не стремился быть массовой организацией. Он ориентировался на уже сформировавшиеся автономные группировки. Наконец, этой организации уже с начала 2010 года не удается поддерживать тот имидж, который у них был раньше - людей, имеющих связи во властных структурах. Помните концерт группы «Коловрат» на Болотной площади 4 ноября прошлого года, контакты с молодым депутатом-«единороссом» Максимом Мищенко? Сейчас этого нет. Поэтому я рассматриваю подписание декларации между ДПНИ и «Русским образом», которое состоялось в отеле «Мариотт», как свидетельство их реального организационного кризиса. Они упоминали, что их ближайшая стратегическая задача - собрать народ на «Русский марш». И они явно понимают, что в этом году с численностью участников марша будут серьезные проблемы. Можно было бы предположить, что организаторы Русского марша готовы были бы мобилизовать радикальных футбольных болельщиков - здесь есть потенциал, это показали митинги, организованные фанатскими клубами после убийства Юрия Волкова летом 2010 года. Но сейчас идет мощное антирасистское давление на футбольные клубы со стороны Российского футбольного союза в связи с рассмотрением заявки России на Чемпионат мира-2018. Для клубов болельщиков Чемпионат мира важнее «Русского марша». Правда, организаторы анонсируют концерт «Коловрата». Разве что это, как и в прошлом году, может привлечь людей на мероприятие. Даже на интернет-форумах ДПНИ говорят, что идея «Русского марша» выдохлась. Что организаторы ничего не могут предложить, кроме «палева» - приехать в Москву и волей-неволей засветиться перед видеокамерами работающих на митинге сотрудников спецслужб. Однако это - в Москве. В ряде регионов люди готовы выйти на марш. Там нет настолько жесткого давления властей, столь серьезной конфронтации между автономными и легальными группами. А в каких регионах ультраправые находятся «в лучшей форме», чем в Москве? Если следить за ситуацией в Нижнем Новгороде, складывается ощущение, что неонацисты чувствуют полную безнаказанность. Неслучайно этот город занимает третье место в России по неонацистским нападениям. Что касается активности публичных групп - здесь, пожалуй, лидируют Красноярск и Новосибирск, где группы действуют согласованно. Более определенно сказать сложно, так как публичной информации мало. Можно ли говорить о кризисе российских ультраправых? Я никогда не рассматривала ультраправых как единое движение. Правомерно говорить о кризисе публичных крайне правых групп. Процесс радикализации этого движения никуда не делся. Люди настолько радикализовались, что не готовы даже раз в год демонстрировать публичность - они уходят в автономные группы, в подполье. При недоверии к лидерам публичных организаций этот процесс усугубляется. Какой смысл им контактировать с «Русским образом», если можно закончить, как Тихонов? Какой смысл работать с ДПНИ, если те потом могут от них отмежеваться? Поэтому участие в автономных группах для них безопаснее. Партизанология В этом году ультраправыми было активно подхвачено выступление «Приморских партизан». Затем появилось письмо «Орловских партизан», также начавших борьбу против милиции и стоявших на ультраправых позициях. Это становится заметным трендом? На мой взгляд, это группы разного типа. Даже последний видеоролик с «Приморскими партизанами» показывает, что если они и имеют отношение к националистам, то их действия не имели идеологической мотивации. «Мы убивали ментов, потому что они - козлы», - так можно обозначить их взгляды. В отличие от них, «Орловские партизаны» были идеологически мотивированы - но их акция не имела такого резонанса. Но трендом является антигосударственный террор и стремление к «белой революции». К сожалению, это совпало с волной антимилицейских настроений в обществе. А то, что неонацистские мотивы таких групп не вызывают отторжения у граждан, - это признак болезни общества в целом. Насчет «Приморских партизан» - и многие левые сочли, что это «наши люди, просто немного сбившиеся с пути».... Левым вообще стоит задуматься о том, кто подчас состоит у них в рядах. Есть люди, которые бегали из одного лагеря в другой. Проблема и в том, что какая-то часть людей, называющих себя антифа, не имеют четкой идеологии. Вплоть до отдельных граждан, придерживающихся принципа «я против фашистов, но «черных» тоже не люблю». И эта проблема будет усугубляться, так как движение растет. На Ваш взгляд, события вокруг администрации Химок 28 июля подстегнут рост движения «антифа» или станут тормозом для его развития? Я думаю, на какое-то время у них будет откат. Я лично не могу одобрить насильственных действий. А ведь Химки были не единственным подобным случаем. Вспомним нападения на приемную депутата Госдумы РФ Максима Мищенко или редакцию «Комсомольской правды». В этой газете и правда есть сотрудники, сочувствующие ультраправым. Но насилие ничего не дает. Такие действия, мне кажется, способствуют дальнейшей маргинализации этого движения. Простые граждане не понимают, зачем это нужно, тем более что ни цели, ни перспективы подобных действий внятно не артикулированы. Вот когда несколько лет назад анархисты защищали памятник погибшему летчику в тех же Химках, это вызывало сочувствие. Может быть, такие радикальные акции - копирование опыта левого движения в Европе. Но у тех есть четкая идея - они хотя бы Маркузе читали. По крайней мере, так выглядит ситуация на взгляд российского обывателя - не сочувствующего и не являющегося резким противником «антифа». Главный тренд года А что можно считать главной тенденцией последнего времени в ультраправом лагере? Настоящий тренд - это уход ультраправых в социальные проекты. Есть, например, такой Михаил Бутримов, лидер движения «Мой двор». Недавно они встали во главе борьбы против строительства мечети в московском районе Текстильщики. Это движение возникло как социальное. Но костяк руководства - активисты ультраправых организаций. В прошлом году Бутримов опубликовал программную статью в поддержку этой тактики... По-моему, она называлась «Русское движение: "бумажные тигры" и "лебеди Непрядвы"». Там было прямо сказано, что народ националистические движения не поддерживает, надо развивать социальные проекты и на этой волне входить в доверие населению. А вот когда получится добраться до власти, тут можно будет заявить о своих настоящих целях. Кстати, эту идею недавно позаимствовал видный ультраправый деятель Дмитрий Бобров - Шульц-88. Правда, его статья на эту же тему по интеллектуальному уровню проигрывает «манифесту» Бутримова. Такая тактика помогает сформировать нужное общественное мнение. Так, власти запрещают «Союз славян Дальнего Востока», а те говорят: «они преследуют правозащитную организацию, помогающую детским домам». На взгляд обывателя, это выглядит чудовищно. А о том, что на счету этой организации множество жестких радикальных акций, многие просто не знают. Вы упомянули, что тот же «Русский образ» потерял имидж организации, поддерживаемой властью. А в целом - как за прошедший год изменилось публичное отношение властей и прокремлевских организаций к ультраправым группам? Конечно, есть отдельные молодые «единороссы», которые размещают на своих сайтах разную ксенофобскую ерунду. То ли есть, то ли нет вялотекущего судебного процесса в Хабаровске по поводу выпуска антикришнаитских листовок, с которым были связаны активисты МГЕР. Но именно в этом году открытой поддержки ультраправых групп «партией власти» или влиятельными чиновниками зафиксировано не было. Разве что только что заявленный концерт «Коловрата» - трудно предположить, что такие откровенно скандальные шаги делаются без согласований наверху. Может быть, просто аккуратнее стали чиновники. Но, возможно, сознательная поддержка ими ультраправых на самом деле кончилась. Или ушла в совсем скрытые формы. Источник http://www.rabkor.ru/interview/10363.html

Скарлатина: Оригинальной акцией художники и анархисты Санкт-Петербурга поздравили с 4 ноября. Поздравление опубликовано на Индимедия. «Фашисты, нацисты, патриоты, евразийцы, неоконсерваторы и сочувствующие им госслужащие! Арт-группа «Аффинити», группа «Верхотура и друзья» и анархисты Петербурга поздравляют всех вас с Днем русской нации! К профессиональному празднику, который вы отмечаете 4 ноября, мы приготовили прекрасный подарок. В самом оживленном месте Петербурга, над крышами Невского проспекта, вспыхнуло огромное шестиметровое граффити, раскрывающее вашу главную тайну. На бело-черно-золотом фоне (который специально был выбран, дабы гнусно осквернить ваше лучезарное знамя), мы написали то, что все вы упорно скрываете от себя самих, от родных и близких и от всех людей вообще. То, что вы безуспешно пытаетесь вытеснить из своего сознания, то, что неотступно мучает и будет мучить вас всю жизнь, то, что вечной преградой стоит на вашем пути к сверхчеловеческому проекту. Мы написали всего четыре слова – «Нацисты едят шаверму тайком». Вы скрывали это, а теперь об этом знают все. Вы казались грозными и решительными, а теперь все видят, как вы врали. Вас, как трусливых лемуров, трясло от одной мысли, что кто-то узнает, а теперь все над вами смеются. Мы видели все это. Когда мы спустились с крыши, прохожие благодарили нас. Туристы останавливались, чтобы сфотографироваться на память. А несколько иммигрантов, увидев, что ваша тайна раскрыта, начали радостно показывать пальцем и звонить друзьям. Ведь кому, как не иммигрантам, держащим ларьки с шавермой, знать, от чего всегда дрожали ваши липкие, измазанные жирным соусом пальцы. Весь город смеялся над вами в этот вечер! А на следующий день граффити уже было закрашено, - не иначе, кто-то из ваших не выдержал позора и стуканул в коммунальные службы (вы ведь всегда стучите). Ну что ж, значит наши работы настолько режут глаза, что их постоянно, в кратчайшие сроки, ликвидируют. Зато правда о вас теперь известна всем. С Днем русской нации, пупсики!» ВИДЕО: http://www.youtube.com/watch?v=euwPY_9-HHQ&feature=player_embedded Фотографии: http://prekrasny-may.livejournal.com/57916.html

Скарлатина: Интересный материал об истории праворусского марша глазми части его организаторов Так называемый «провал» самого первого «Правого марша» - предвестника нынешнего «Русского марша» - выявил все слабые стороны российского общества Ровно год назад в эти дни в интернет-газете «Взгляд» вышла интересная и верная по сути статья Кирилла Бенедиктова о «Правом марше» 4 ноября, который позже некоторые стали именовать «Русским маршем». В целом соглашаясь с автором, хотелось бы дополнить несколько штрихов к изложенной им картине на правах очевидца, посвящённого в некоторые подробности и детали организации самого первого, «Правого марша». «Русский марш» в понимании нынешней постсоветской общественности - это марш великороссов, т. е. марш без татар, башкир, якутов и угрофинов. А это провоцирует сепаратизм регионов. Статья Кирилла Бенедиктова «Национализм как ответ» начинается словами: «Первый Русский марш состоялся в 2005 году. Тогда он еще назывался "Правым маршем". Придумали его люди из организации Евразийский союз молодежи, созданной известным философом Александром Дугиным. Однако, у них задуманное получилось немного не так, или даже совсем не так». «Куликовская битва в Москве». Неизвестные детали Незадолго до описываемых событий, а именно 21 сентября 2005 года, Евразийский союз молодёжи (ЕСМ) провёл многотысячное - от 2-х тысяч и больше - шествие и митинг «Куликовская битва в Москве». Это было исключительно ЕСМовское мероприятие, залитое чёрными флагами с золотыми восьмиконечными звёздами, с православными хоругвями и «без провокаторов и маразма», как позже писали очевидцы. Марш прошёл от Славянской площади, где сначала состоялся митинг, до памятника героям-пограничникам у Яузских ворот, где жгли файера, говорили прощальные речи и расходились. Успешно проведённое мероприятие вдохновило на организацию чего-то ещё более масштабного. Т. е. сама идея проведения подобного марша созрела сразу после акции «Куликовская битва в Москве». Ещё одним аргументом в пользу очередного мероприятия стало то, что провести хорошую видео-съёмку «Куликовской битвы» по техническим причинам не удалось. Тогда, помнится, кто-то даже пошутил, что теперь «придётся проводить всё заново». Стали искать ближайшую подходящую дату, коей и оказалось 4 ноября. Вскоре появилось и название «Правый марш». Об этом где-то писал тогдашний руководитель московского отделения ЕСМ Юрий Горский, но в действительности название родилось во время посещении руководством ЕСМ базы Православных хоругвеносцев Леонида Данатовича Симоновича-Никшича, базировавшейся в приходе Отца Кирилла Сахарова на Берсеневке. Встреча проходила на следующий день после «Левого марша» Антикапитализм-2005. Неспешно обсуждая прошедшее мероприятие, и слушая, как сокрушается Леонид Данатович, евразийцы предложили: «А не провести ли нам тоже совместный, только уже "Правый", а не левый марш? Они утверждают, что объединяют всех левых, а мы объединим всех правых». Так к дате - 4 ноября добавилось и название - «Правый марш». Плюс был уже опыт организации массовых акций. Дальше всё казалось делом техники... «Левые» и «правые» - разберемся в терминах Далее Кирилл Бенедиктов пишет: «Лидеры ЕСМ хорошо понимали, что сами массовое мероприятие организовать не смогут». На самом деле, привлечь другие «правые» партии решили не потому, что не могли организовать марш сами, это-то как раз могли, и только что провели - «Куликовскую битву». Задумка была другая. Возникла идея попытаться как-то «облагородить» правый политический сегмент, находившийся в крайнем маргинализме и пребывавший в состоянии тяжёлого маразма. Забегая вперёд следует отметить, что как раз «Правый марш» с участием других «правых» партий окончательно навел на мысль, что, как говорил Ницше, «видимо, облагородить их невозможно». Порыв пригласить других «правых» возник не из сердобольности, а исходя из необходимости уравновесить необычайно развитый левый политический фланг чем-то более весомым «правым». Здесь следует внести понятийную ясность. В чистой политологии «левый» - тот, кто ставит свободу личности выше общих интересов, кроме того, левый руководствуется социальными (и даже социалистическими) принципами. «Правый» же - это тот, кто выступает за превалирование общих (общественных) интересов над частными - их ещё называют «державниками» или «государственниками». «Правые» ратуют за правую (рыночную) экономику. ЕСМ, как известно, - организация имперская, т. е. политически «правая», и это для еэсэмовцев главное - политика и имперская форма. В экономике же они ратуют за социализм, т. е. в чистом виде их идеологическая установка называется «национал-большевизмом» (что неудивительно, учитывая предшествующее участие лидеров ЕСМ в проекте НБП начала 90-х - до «Раскола-98»). Однако экономика их волнует в меньшей степени, тогда как империя - имперский формат государственности, который, понятно, считается «правым» - в большей. Поэтому сам ЕСМ обобщённо можно назвать правой организацией. Правильные «правые» На грядущем мероприятии уравновесить правый политический сегмент решили по следующему рецепту: берём существующие «правые» партии, как выразился тогда лидер ЕСМ Валерий Коровин, «достаём их из политической помойки, где они находятся с 90-х, чистим, отмываем, приводим в божеский вид» - и приводим их к формату ЕСМ. Т. е. выкидываем ксенофобию, шовинизм, антисемитизм, «зиг хайль», «убить жида», «мочи цунарефа», свастику - весь тот багаж, благодаря которому все эти структуры в плачевном состоянии до сих пор и прибывают. Вместо этого - рассуждал лидер ЕСМ - вкладываем им имперские ценности: Россия - это империя, большое пространство (а не маленькая «Новгородская республика»). Русские - это понятие культурное, языковое и историческое (а не этническое). Россия - это ценность (разваливать её, исключая нерусские этносы, нельзя). Дальше, после проведения политического «ликбеза», собираем их на марш, ведём и смотрим что получилось. Этот нехитрый рецепт и стал базовой предпосылкой формирования состава «Правого марша», намеченного на 4 ноября. Ненужная помощь «Они обратились за помощью к руководителям других правых организаций», - реконструирует события Кирилл Бенедиктов. Конечно, исходя из вышеизложенного подхода, руководство ЕСМ не могло открыто озвучивать его самим привлекаемым «правым организациям», ибо те могли, понятное дело, просто обидеться на такое высокомерие и самомнение – «нас учить? да мы сами молодцы». Поэтому им и было сказано, что их приглашают «помочь в организации марша 4 ноября». Забегая вперёд, следует сказать, что помощь эта по факту ЕСМ была не нужна. Разрешение на проведение марша давали именно ЕСМ, могли дать только ЕСМ, и никому из подключаемых «правых» организаций его бы не дали никогда и не под каким соусом. Финансово ЕСМ смотрелся на их фоне как зажиточный «кулак» супротив батрака, собирающего объедки вокруг стола. Организационно — ЕСМ уже провёл несколько крупных акций. Каждая же из приглашённых организаций что-то весомое (с количеством участников больше 10 человек) последний раз проводила ещё при Ельцине. Таким образом, единственная реальная «помощь» для ЕСМ от всех этих организаций заключалась, скорее, в составлении «ассортимента». Чтобы был «список», который хотя бы номинально можно было бы назвать «коалицией правых сил». Она должна была бы составить «Правый марш». Большего от «правых» никто в ЕСМ не ждал. Зерна от плевел отделяя Как замечает далее Бенедиктов относительно подбора кандидатов в «правую коалицию», «их искали с помощью "Яндекса" − эта малозначащая, на первый взгляд, деталь позволяет составить впечатление о трогательной неосведомленности "младоевразийцев" в раскладах сил внутри русского националистического движения». Это, действительно, очень верное замечание. «Ассортимент правых партий» действительно искали путём набора слова «правые» в поисковике «Яндекс». Всё что выскочило - механически обзвонили. Всё, что подало хоть какие-то признаки жизни - было приглашено на общее совещание «Правых сил», которое прошло в помещении пресс-центра ЕСМ (Большой Строченовский переулок, д. 10). Решили поступить так: собрать всё, что есть, пригласить, посмотреть, самых невменяемых и неизлечимых - сразу отшить. Совсем мелкие секты, состоящие из адептов с татуировками в виде «свастики на спине, на руке, на лбу» - даже не стали приглашать в силу сложности их «исправления» - вывода татуировок. Этим, кстати, объясняется, почему Коровин, который вёл собрание, прямо с порога развернул Дмитрий Дёмушкина, председателя организации «Славянский Союз». Сцена выглядела так: входит Дёмушкин, вслед за ним вбегает бритоголовый подросток со включённой видеокамерой, обегает Дёмушкина, снимает проход, присутствующих. Коровин: Вы Дёмушкин? Дёмушкин: Да. Коровин: (разворачивает монитор, стоящий рядом на столе, экраном к Дёмушкину): Это ваш сайт? (на экране сайт, обильно украшенный свастиками и флагами НСДАП). Дёмушкин: Мой. Коровин: Тогда вы не участвуете в марше, покиньте помещение. Дёмушкин: (уходя): Вы об этом ещё пожалеете. Продолжая повествование, Бенедиктов пишет: «Одной из найденных таким образом организаций оказалось ДПНИ, существовавшее к тому моменту уже три года, но не прославившееся никакими громкими акциями, кроме пикетов в защиту Александры Иванниковой». Это действительно так. Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ) находилось в списке приглашённых ЕСМ организаций под шапкой «Новые». О ДПНИ в ЕСМ никто ничего не знал, даже Коровин, знающий всех в российской политике если не лично, то по крайней мере в лицо и поимённо. На фамилию Поткин он отреагировал так «А, это из общества "Память"» (когда-то Поткин был пресс-секретарём покойного Васильева, лидера «Памяти»). Узнав, что Александр Поткин - это ДПНИ, в недоумении пожал плечами: «Ладно, посмотрим...» Из Интернета следовало, что организация таки да провела два пикета и один митинг в защиту Иванниковой. Больше ничего. «Русские» - разберемся в терминах «Лидер (формально – руководитель Центра общественных связей) ДПНИ Александр Белов сразу же предложил евразийцам назвать мероприятие "Русским маршем". Те отказались, но будущее показало, что название, предложенное Беловым, было более конкурентоспособным», - пишет Бенедиктов. Это тоже полностью соответствует действительности. Поткин с порога предложил: «А давайте назовём марш "Русским"». Но что это означает с политологической точки зрения? С учётом терминологической путаницы, вызванной введением в оборот ещё Лениным европейского понятия «национальность» (народ, стоящий на пороге политического самоопределения в качестве политической нации), в России несколько последних десятилетий под «национальностью» понимают не что иное, как этническую принадлежность. Русскими называют тех, кто в этносоциологии носит название «великоросс». Сюда же относится малорос и белорус. Это неправильная ассоциация (отсюда: «Мы - многонациональный народ России» - первая строчка Конституции, подразумевающая на самом деле следующее: «Мы - полиэтнический народ России»). Исходя из этой неправильной ассоциации выделение русских, представляемых сугубо этнически, в отдельную категорию понимается как отделение от них «нерусских», т. е. этнических башкир, татар, якутов, и, самое болезненное, для того же ДПНИ, - всех этнических выходцев с русского Северного Кавказа, которые и составляют «большую Россию». Это так, но объяснить это каждому невозможно, всё равно все под русскими подразумевают этнических великороссов, поэтому «Русский марш» в понимании нынешней постсоветской общественности - это марш великороссов, т. е. марш без татар, башкир, якутов и угрофинов. А это провоцирует сепаратизм регионов. Поэтому название «Русский марш» было сразу отвергнуто. Не потому, что ЕСМ - против русских, а потому, что долго объяснять, и всё равно сразу не поймут. К тому же главной задачей мероприятия было усиление «правого» политического фланга. Приличные люди стараются держаться подальше от «правых». Оставшиеся на плаву «маршисты» окончательно переругались. Идея теперь уже не только «правого», но и «русского» марша в их исполнении окончательно загажена. Название же «Русский марш», предложенное Поткиным, действительно оказалось более конкурентно способным в силу его провокационности. Мало того, Белов-Поткин на том же первом собрании предложил: «А давайте сделаем флаг со свастикой и достанем его в какой-то момент». Возникла пауза. Коровин: «Зачем?» - Поткин: «Ну как, все напишут». - Коровин: «Это в чистом виде провокация. Думаю, что ДПНИ тоже не стоит участвовать в марше». - Горский: «Валерий, подожди! Давай сделаем перерыв, выйдем на минуту». Дальше Горский убедил Коровина, что «Поткин - вполне вменяемый» и пообещал: «Поткина я беру на себя, никаких провокаций не будет, я отвечаю». «Национализм» - разберемся в терминах Очередная цитата из статьи Бенедиктова: «Национализм ведь не возникает на пустом месте. Для него всегда нужна питательная почва. В Москве эта почва подготавливалась и унавоживалась на протяжении пятнадцати лет». С точки зрения политологии, национализм - это политическое самоопределение. Это процесс, когда группа этносов, пройдя стадию преобразования в один народ, начинает процесс самоопределения в качестве политической нации. Политическая нация (в Европе - государство-нация) - это административное, политическое образование, состоящее из граждан. Политическая нация стирает этнические, культурные и языковые отличия, нивелируя их под один единый стандарт. Политическая нация устраняет этносы. Политическая нация — унифицирует. Национализм в Европе возник на обломках империй. Обломки империи для России - это конец России. Ибо Россия – это империя. Это хорошо понимают в ЕСМ. Но это же - цель Поткина и Дёмушкина - всем объявляется, что теперь для всех один язык, одна культура и никаких этносов. Кто не согласен - отваливает. От России остаётся маленький клочок. На его основе строится «русское национальное государство» - без татар, башкир, якутов, чеченцев. Случайно попавшие в него татары, якуты, чеченцы должны либо отказаться от своей идентичности, т. е. быть перемолоты в «плавильном котле», либо покинуть территорию «русского национального государства». Так наступает конец большой России и приходит время России маленькой, компактной, - «нормальной», как говорят либералы. Вот для этого процесса «в течении пятнадцати лет подготавливалась и унавоживалась почва» нашими «националистами». Где, когда и с кем «Не согласились лидеры ЕСМ и с ещё одним предложением ДПНИ – провести акцию в одном из "спальных" районов Москвы», - напоминает Бенедиктов. Это тоже исторический факт. Для ЕСМ важно было вложить символизм в объединение исправленных «правых» в правый политический сегмент. В «спальных» же районах проживают неполитизированные массы с их стихийной неприязнью к гастарбайтерам, а также сами гастарбайтеры. Здесь нет никакой политики, а есть только бытовая взаимная неприязнь. «Марш решено было проводить в самом центре столицы − по маршруту от Чистых прудов до Славянской площади». Это было ярко, символично и должно было пониматься так: «Правые выздоравливают и объединились, дабы предотвратить распад Большой России на несколько маленьких "национальных государств", созданных по этническому принципу». Это тот смысл, который вкладывал в «Правый марш» ЕСМ. На собрании руководители ЕСМ довольно откровенно объяснили собравшимся, что хотят «вытащить их из политического небытия», и что для этого им необходимо соблюдать несколько простых правил: не цеплять на себя и не приносить с собой свастику; не вскидывать руку в «римском приветствии»; не поминать Гитлера и нацистов; не ругать «жидов» и «чурок». Собравшиеся лидеры «правых» организаций понимающе кивали, прибавляя, что они всё прекрасно понимают, и что ничего такого у них даже в мыслях не было. «Результат оказался неожиданным для всех», - пишет Бенедиктов. Это точно. «В акции, на которую евразийцы оптимистично планировали вывести семь-восемь сотен человек, неожиданно приняли участие более пяти тысяч». Численность участников марша обсуждалась на том же собрании. ЕСМ заявил, что приведёт (и привёл) 700-800 человек. Остальных 700 человек, заявляемых на акцию, решено было распределить между оставшимися организациями. Решили, что оптимальным визуально будет марш, состоящий из полутора тысяч человек. Руководители ЕСМ буквально «вытрясали» людей из «союзников». Поткин пообещал 500 человек, оставшиеся 200 распределили между мелкими организациями - «Память» пообещала 30, РОНС - 50, «Русский порядок» - 50, остальные - по 20-30 человек. С большой натяжкой набиралось. Заявку же решили подать на две тысячи, «на случай, если ещё кто-то подтянется на рекламу в Интернете». Собственно, так и сделали, и так всё и было, но... Во-первых, ДПНИ зачем-то (позже стало понятно, зачем) подало ещё одну заявку от «группы граждан», оформленную на имя Михайлова (Поткин потом объяснял, что они подали заявку «на всякий случай». Подали они её действительно на «спальные районы»). На заседании в Правительстве Москвы, состоявшемся накануне марша, где обсуждались заявки и мероприятия, заявку ЕСМ было предложено объединить с заявкой ДПНИ. В тот момент Поткин уже неоднократно продемонстрировал свой провокационный настрой, и представитель ЕСМ (а от ЕСМ на том заседании присутствовал Горский) стал настаивать на том, чтобы заявки не объединяли. Однако под давлением заместителя Префекта ЦАО Васюкова заявки ЕСМ и ДПНИ (группа граждан Михайлова) всё же объединили. Качество и количество После объединения заявок на втором собрании оргкомитета было решено идти двумя отдельными колоннами. Конфигурация была запланированная следующая: впереди идёт ЕСМ, за ним - «Память», т .к. у них «красивый золотой имперский флаг с чёрным двуглавым орлом», за ними - все остальные малочисленные организации. Потом должен был быть сделать довольно большой промежуток, метров 10, и после этого промежутка должна была строиться колонна ДПНИ. Так, собственно, и строились на «Чистых прудах» 4 ноября 2005 года. Руководство ЕСМ ожидало провокаций от Поткина, поэтому и решили отделить колонну ДПНИ. «И основная масса их шла не под флагами ЕСМ, а в колонне ДПНИ», - констатирует Бенедиктов в своей статье. Суть в том, что «основная масса» была именно тем, чего никто не ожидал, что на собраниях определялось как «те, кто подтянется на рекламу в Интернете». Следует отметить, что «реклама» Поткина также была весьма провокационной. Построившись заранее - впереди 1000 человек ЕСМ, потом мелкие организации - человек 200, далее 500 человек ДПНИ - колонна замерла в ожидании 12-00, когда можно было тронутся. Где-то в 11-45 из метро «Чистые пруды» повалил «откликнувшийся на рекламу в Интернете», никем не заявленный и не прогнозируемый народ. Выходя из метро и проходя через рамку металлоискателя, каждый механически попадал в хвост колонны ДПНИ, где и пристраивался. Обойти колонну и зайти вперёд было довольно сложно, т. к. вся дорожка, идущая от метро по бульвару, на всю ширину была занята людьми. По краям стояло оцепление милиции, чтобы люди не выходили на газоны. Т. е. просочиться сквозь всю колонну вперёд было практически невозможно. Таким образом, колонна ДПНИ увеличилась в численности в несколько раз, с 500 человек до 2000. Не растерявшийся Поткин поручил раздать всем новоприбывшим флаги ДПНИ. Так «основная масса» оказалась в колонне ДПНИ. Но это ещё не всё. В самый хвост «колонны ДПНИ» пристроился Дёмушкин, всё-таки пришедший на марш, несмотря на протесты ЕСМ. Причём, когда Дёмушкин входил в металлоискатель, представитель ЕСМ указал на него тогдашнему главе Управления ГУВД по общественной безопасности Лаушкину. Однако того всё равно почему-то пропустили. Собственно, пройдя на марш, Дёмушкин исполнил свою угрозу. Двигаясь в хвосте колонны, окружавшая его группа из примерно 20-30 скинхедов непрерывно вскидывала руки выкрикивая самые провокационные из возможных лозунги и демонстрируя всё, что организаторы договаривались не демонстрировать. Если и говорить о провале «Правого марша» как попытке вытянуть «правые» организации из состояния крайнего маргинализма, то ответственность за это ложится именно на Дёмушкина, пронесшего под курткой на митинг флаг со свастикой и устроившего по завершении митинга фотосессию для прессы. Она-то и легла в основу всех отчётов о «Правом марше». Не ЕСМ, и даже не ДПНИ поместились на первых полосах утренних газет следующего дня, а именно Дёмушкин, свастика, и вскинутые «в римском приветствии» руки. Момент славы одного человека был оплачен провалом и забвением всех остальных. Далее Бенедиктов пишет: «Кроме того, Белов поставил во главе своей колонны симпатичных девушек-барабанщиц, одетых в нарядную красную форму, что сразу же превратило марш в красочное шоу». Такие барабанщицы были и во главе колонны ЕСМ. «Мероприятие, задуманное ЕСМ, мгновенно превратилось в акцию ДПНИ». Промежуток в 10 метров между колоннами ЕСМ и ДПНИ очень быстро заполнился журналистами, зеваками и праздношатающимися, поэтому колонна стала единой, а значит, ЕСМ и Дёмушкин теперь шли в одной колонне. В то время как флаги ЕСМ располагались плотно в начале колонны, флаги ДПНИ в руках «откликнувшихся на рекламу» случайных людей, перемещающихся как им вздумается, расползлись по всей колонне, что создало визуальное ощущение преобладания символики ДПНИ. На превращение «Правого марша» в акцию ДПНИ сказалось ещё то, что на следующий день после выхода в прессе фотографий со свастикой ЕСМ поспешил откреститься от «Правого марша» в целом, признав затею неудачной и передав всю «славу» ДПНИ, которое упивалось своим невольным превращением из маргинальной группы в 30 человек в массовое (за счёт случайных людей) движение. «Конечно, кроме ДПНИ и ЕСМ, в марше участвовали и другие националистические организации. От театрально выглядевших монархистов», - так Бенедиктов определяет активистов общества «Память» в очень симпатичных белогвардейских костюмах с портупеями, «и умеренного Русского общественного движения», - РОД присутствовал в полном составе - Констатнитн Крылов, Наталья Холмогорова и пятеро их знакомых - все с флагами; «до ультраправых активистов "Славянского союза", выкрикивавших "зиг хайль!" и вскидывавших руки в римском салюте, которым очень любили приветствовать друг друга нацисты». Так всё и было. Уроки «Правого марша» «Вот эти "зиг хайли" и римские приветствия, – точно констатирует Бенедиктов - сослужили "Русскому маршу" недобрую службу. Бритые бойцы "Славянского союза" с удовольствием позировали фотографам, изображая брутальных арийских юберменшей. Эти фотографии с не меньшим удовольствием опубликовали многие СМИ (не только либеральные). В итоге к "Русскому маршу" крепко-накрепко прилип ярлык "фашистский". Это определило дальнейшую судьбу "Русского марша"». Из истории «Правого марша» однозначно можно вынести два урока: «Облагородить их видимо невозможно» - «Veredlung ist unmöglich», как писал Ницше. Приличные люди теперь стараются держаться подальше от «правых». Оставшиеся на плаву «маршисты» окончательно переругались. Идея теперь уже не только «правого», но и «русского» марша в их исполнении окончательно загажена. Довольно надолго. Второй урок – путаница в понятиях – русский, национальность, нация, этнос, народ – всё ещё преобладает в голове нашего постсоветского человека, десятилетия вводившегося в понятийное заблуждение и передёргивание. На сегодня повышение общественной грамотности в области этносоциологии становится задачей буквально стратегической, от реализации которой зависит сохранение целостности «большой» России. Валерий Строев http://evrazia.org/article/1495

A.L-A : Антифашистские акции против фашизации 4 ноября http://antifaunion.borda.ru/?1-1-0-00000122-000-0-0 и здесь http://antifaunion.borda.ru/?1-1-0-00000121-000-0-0-1288605843



полная версия страницы